» » НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННЫЙ И ПРЕДВИДИМЫЙ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КРУПНОГО МАШИННОГО ПРОИЗВОДСТВА
Информация к статье
  • Просмотров: 890
  • Автор: Admin
  • Дата: 29-01-2014, 18:06
29-01-2014, 18:06

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННЫЙ И ПРЕДВИДИМЫЙ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КРУПНОГО МАШИННОГО ПРОИЗВОДСТВА

Категория: Разное

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННЫЙ И ПРЕДВИДИМЫЙ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КРУПНОГО МАШИННОГО ПРОИЗВОДСТВА

К- Маркс писал: «...человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления»

Это положение в полной мере можно отнести к взаимоотношениям трех процессов: тенденциям и противоречиям развития крупного машинного производства, становлению и развитию коммунистической формации и ее материально-технической базы и становлению и развитию современной научно-технической революции.

Рассматривая проблемы становления и развития материально-технической базы и ее основы — крупного машинного производства — на предвидимую перспективу, анализируя значение в решении этих проблем научно-технической революции, представляется целесообразным дать в начале настоящей главы краткую характеристику этапов и логики развития крупного машинного производства начиная с этапа, охарактеризованного в «Капитале» в 60-е годы XIX столетия, до 80-х годов текущего века.

1. Этапы и логика развития крупного машинного производства до 80-х годов XX века

Крупное машинное производство, охарактеризованное К- Марксом, в дальнейшем стремительно развиваясь, к середине XX столетия породило ряд коренных противоречий, устранение которых требовало радикальных сдвигов в фундаментальных основах самого производства.

Первый этап этого развития — начало и середина второй половины XIX века. На этом этапе производство основывалось на двигательной силе пара и громоздких ременных трансмиссиях от паровой машины к рабочей машине; на использовании естественных природных предметов труда — природного сырья и материалов, получаемых добывающей промышленностью и сельским хозяйством; на технологии, обычно однозначно определяемой характером продукта и предмета труда. Сооответ- ственно внутриотраслевая дифференциация рабочих была ограничена лишь основными переделами производства при относительно небольших масштабах внутриотраслевого и внутрипроизводственного разделения труда. Слаба была связь естественных наук с техникой и непосредственно с производством.

 

Второй этап, который, как нам представляется, длился начиная с конца XIX века и вплоть до начала второй мировой войны, характеризуется переходом на новую энергетическую базу — замену пара электричеством, обусловленным логикой развития самого машинного производства.

Как известно, в первые десятилетия XX века сформировались и быстро росли такие энергоемкие отрасли, как металлургия черных и цветных металлов, химическая и нефтеперерабатывающая, цементная и целлюлозно-бумажная промышленность. Для этих отраслей требовались не только большие объемы, но и более эффективное производство тепловой энергии. Произошло обособление производства энергии и электроэнергии. Они стали самостоятельными быстро растущими отраслями промышленности.

Прогресс технологии и растущая специализация операций, возрастающее многообразие выпускаемой конечной продукции в отраслях .обрабатывающей промышленности с прерывными процессами способствовали возникновению все новых и новых видов рабочих машин. Развитие транспортных средств потребовало соответствующего увеличения производства передаточных устройств и зубчатых колес, а следовательно, вызвало необходимость в появлении фрезерных, зуборезных и зубоотделочных станков. Производство различных видов техники поставило вопрос об обеспечении взаимозаменяемости многих узлов и деталей машин, существенном повышении точности размеров и поверхностей. Возникла необходимость в шлифовальных, расточных и других станках, в массовом создании контрольно-измерительной техники. Все это вызвало интенсивный процесс функциональной специализации рабочих машин, каждая из которых все более производительно выполняла ограниченный круг операций, необходимых для изготовления тех или иных деталей и изделий.

Увеличение масштабов выпуска, усложнение выпускаемой продукции, рост многодетальности производимых продуктов потребовали больших объемов сборочных работ и необходимых для их выполнения ручных механизированных инструментов, а также многообразной трансформации двигательной энергии в ряде случаев при весьма небольшой ее величине. Все эти новые тенденции не могли укрепиться без изыскания и постепенного перехода от использования пара к новому, неизмеримо более прогрессивному виду двигательной энергии, каким была

 

электроэнергия, в ходе развития естественных наук уже выходившая на арену технологических решений и промышленного производства и использования. Переход к новому виду энергии, естественно, повлек за собой коренные изменения в передаточных устройствах, ременные трансмиссии становились анахронизмом и помехой для новой разветвленной, многообразной системы машин. Им на смену пришел индивидуальный электропривод, который открывал новые возможности совершенствования как отдельных машин и агрегатов, так и совокупной системы машин для каждого производства.

Возникновение и быстрое развитие централизованного производства электрической энергии вместе с совершенствованием техники передачи электрического тока на дальние расстояния вывели машину-двигатель из трехзвенной системы машин. Токопроводящие коммуникации, индивидуальный электрический привод, рабочий электромотор, встроенный как органическая часть в рабочую машину, а впоследствии по мере миниатюризации электродвигателей в ряде случаев и в рабочий инструмент, заменили прежнюю машину^двигатель и полностью эмансипировали рабочие машины (а там, где это необходимо, даже каждый рабочий инструмент), их мощности, размеры и скорости, планировку их размещения в пространстве, режим работы в зависимости от мощности, расположения и режима работы центрального и группового двигателей.

С распространением индивидуального электропривода радикально изменились характер и функции передаточного механизма. Он перестал быть отдельной от рабочей машины частью машинного комплекса. Новое передаточное устройство из связующего звена, направляющего энергию от двигателя к рабочему механизму, стало таким звеном между человеком, управляющим машиной, и рабочей частью этой машины (и это постепенно превратилось в его основную функцию).

Таким образом, индивидуальный электропривод, в известной мере эмансипировавший человека от ограниченности его физических возможностей в области управления крупными пли очень мелкими или одновременно большим числом механизмов, - может рассматриваться как зародыш будущего управляющего устройства эпохи автоматизации.

Изложенное выше наглядно иллюстрирует, как три рядом расположенных составных элемента машинного комплекса — машина-двигатель, передаточный механизм и рабочая машина оказались органически встроенными в рабочую машину.

Создание новых функционально специализированных в основных отраслях промышленности видов орудий труда ликвидировало прежнюю однозначность технологии. Совершенствование рабочих машин повлекло за собой значительную интенсификацию технологических процессов и внедрение более прогрессивных и экономичных методов формообразования, технологического обеспечения точности заготовок, деталей и из-

Делий. Промышленное использование электроэнергии и химических процессов сделало возможным появление и развитие электрических и химических технологических процессов, обеспечивающих, в частности, необходимую точность узлов и деталей, различного рода упрочняющие покрытия и т. п.

Индивидуальный электропривод и сочетающиеся с ним (и одновременно обеспечиваемые им) возможности дальнейшего развития и специализации рабочих машин подготовили условия для появления и все большего распространения поточной организации промышленного производства. Вместе с тем в процессе развития прогрессирующей специализации рабочих машин наметились две тенденции, влияющие на изменения в структуре и организации производства: а) уже отмеченный нами выше процесс функциональной специализации; б) наряду с этой тенденцией развитие массового производства положило начало предметной специализации рабочих машин. Развитие предметной специализации характерно для отраслей, где создавались специализированные станки для многопозиционной обработки блоков цилиндров и головок блока автомобильных и тракторных двигателей и т. п.

Третий, современный этап развития крупного машинного производства начался с конца 30-х годов нашего столетия. Его становление ускорилось и обогатилось новыми тенденциями, порожденными экстремальными запросами, предъявленными к крупному машинному производству второй мировой войной, а также новыми гигантскими возможностями, открывшимися со становлением и развитием современной научно-технической революции. Этот этап качественно отличается от предшествующего. Однако развитие крупного машинного производства пока реализует лишь отдельные возможности научно-технической революции. В производственном аппарате развитых стран мира преобладающее место занимают пока хотя и значительно усовершенствованные, но по своим принципиальным основам традиционные орудия и предметы труда и технология.

Новые черты, характеризующие современный этап, проявляются в изменениях отраслевой структуры производства. Так, к концу 70-х годов немногим меньше половины (по стоимости) производственных основных фондов промышленности СССР было сконцентрировано в электроэнергетике, металлургии, нефтепереработке, химической и нефтехимической промышленности. Орудия труда здесь представлены либо крупными агрегатами, в которых механическая энергия трансформируется в электрическую, либо емкостями, где под воздействием тепловой, электрической или химической энергии происходит превращение вещества.

Указанные орудия труда радикально отличаются от описанных К. Марксом в «Капитале». Вместо традиционного воздействия орудий труда на предмет труда для производства определенного продукта труда в современных агрегатах и емкостях

один вид энергии (тепло, энергия распада ядер тяжелых элементов, а в перспективе — синтез ядер легких элементов) преобразуется _в механическую, а затем в электрическую (либо снова в тепловую) энергию. На электростанциях, например, нет традиционных орудий труда, воздействующих на предмет труда. Энергия тепла, воды или атома, приводя в движение свой преобразователь, прямо превращается в электрическую.

В металлургических, химических, нефтеперерабатывающих и им подобных агрегатах-емкостях в отличие от электроэнергетики присутствует предмет труда в виде металлургической шихты или химического сырья либо сырой нефти. В качестве орудия труда, воздействующего на этот предмет и преобразующего его в другие вещества, также выступают энергия, тепло или электричество (последнее —в электрометаллургии и электрохимии). Процессы этого типа все в большей мере внедряются и в другие отрасли, в частности в машиностроение.

Уже имеются, а в обозримой перспективе будут увеличиваться высокими опережающими темпами процессы производства в агрегатах-емкостях, где роль активного орудия труда играет энергия биологических процессов. Несомненно, что этот мощный и неуклонно расширяющий сферу применения комплекс современных орудий труда оказывает все большее воздействие па состояние и тенденции развития всех звеньев материально- технической базы, на ее функционирование и на социально-экономические последствия его.

Отрасли и производства с агрегатами рассмотренного выше типа характеризует интенсивный процесс укрупнения единичной мощности, достигающей поистине циклопических размеров. Они поэтому являются наиболее приспособленными и одновременно наиболее нуждающимися в автоматизации. Технологические процессы в этих отраслях протекают под воздействием многочисленных переменных параметров, учет и оптимальное сочетание которых перерастают возможности человека как управляющего субъекта и требуют автоматического моделирования, учета и управления.

С созданием и быстрым развитием этой категории орудий труда связаны важные социально-экономические последствия. Во-первых, их применение радикально меняет содержание и характер труда рабочих. Последние почти не участвуют в непосредственном процессе производства. Их главная задача — контроль за исправностью и бесперебойностью работы агрегатов. Прогресс в области механизации и автоматизации вспомогательных и обслуживающих процессов все в большей мере приближает функции рабочих к функциям инженерно-технического персонала. В этом комплексе отраслей можно сказать о претворении в жизнь идеи К- Маркса о том, что человек становится наблюдателем и контролером производственного процесса'.

 

Во-вторых, быстрый рост единичных мощностей орудий труда этого типа в связи с тем, что они обслуживаются относительно немногочисленным персоналом и соответственно имеют значительно более высокую (чем в традиционных отраслях) производительность труда, способствует повышению уровня производительности труда в промышленности в целом.

Существенные изменения орудий труда охватывают и традиционные отрасли с процессами и продукцией дискретного типа (машиностроение, деревообработка, текстильная, швейная и др.).

Научно-технический прогресс приводит к определенным структурным сдвигам, к перераспределению функций между отраслями, производящими промышленные материалы, и отраслями, производящими конечную продукцию. Первая группа отраслей во все больших масштабах принимает на себя функции первичного формообразования, выпуска заготовок, приближающихся по форме к конечному изделию. В результате не только сокращается количество операций, выполняемых в обрабатывающих отраслях, но и создается новый тип орудий труда, осуществляющих одновременно весь или почти весь комплекс операций, необходимых для получения готового изделия. Как будет показано далее, изменение традиционных орудий труда находится и под воздействием прогресса автоматизации.

На рассматриваемом этапе развития крупного машинного производства эволюция орудий труда осуществляется одновременно с развитием массово-поточной организации, связанной с выпуском изделий массового спроса и распространением мелкосерийного и единичного производства, необходимость которого обусловлена созданием и внедрением многочисленных и узкоспециализированных видов технологического, опытно-экспериментального оборудования.

Эта тенденция, подкрепленная развитием индивидуального — одиночного и многомоторного — электропривода, привела к одновременному усилению как функционального совершенствования, так и предметной специализации технологического оборудования— рабочих машин.

В качестве примера можно привести быстрый рост числа многопозиционных станков, специализированных на обработке небольшого ассортимента деталей и изделий, а иногда даже на обработке одной конкретной детали или одного изделия на поточных линиях массового производства в автомобильной промышленности.

Однако в ходе развития крупного машинного производства и его поточной формы организации высокоэффективные станки предметной специализации приходят в противоречие с темпами технического прогресса, превращаясь из фактора ускорения в фактор, его тормозящий. Технический прогресс все больше материализуется в учащающейся смене объектов производства — продуктов труда, в изменении их конструкций и типов,

в появлении совершенно новых изделий. Высокоспециализированные предметные станки трудно переключить на обработку иных, новых изделий. В силу же сложности и больших стоимостных затрат на производство таких станков их неэкономично снимать с эксплуатации вместе со сменой объектов производства.

Это — диалектическое противоречие современного технического прогресса, оно решается на путях синтеза функциональной и предметной специализации рабочих машин, который осуществляется на основе совершенствования функциональных узлов, входящих в состав технологического оборудования, и гибкой компоновки их в предметные агрегатные станки или линии. Необходимость гибкости выдвигается в качестве основного критерия прогрессивности рабочей машины и одного из главных критериев экономической эффективности технической политики.

Итак, для третьего этапа развития крупного машинного производства (при полной замене силы пара электричеством и огромном повышении единичной мощности всех видов оборудования) характерно слияние в современной рабочей машине всех трех элементов машинного комплекса, описанного К. Марксом, дальнейшее развитие и внедрение машин-агрегатов; кардинальный прогресс в технологии производства, все более детальная специализация и дальнейшее распространение массово-поточной организации производства. В 50-е годы XX века начинается внедрение создаваемых в ходе научно-технической революции отдельных элементов автоматизации производства и искусственных и синтетических предметов труда.

Необходимость создания принципиально новых ' возможностей для коренного совершенствования всего комплекса средств производства диктовалась логикой развития крупного машинного производства, возникновением в ходе этого развития значительных и острых противоречий с господствующей техникой «доэнтеэровской эпохи». Эти противоречия охватывали энергетическую базу производства, систему орудий труда, структуру предметов труда, технологию, а также процессы организации и управления производством в целом.

Быстрорастущие объемы производства и до недавнего времени растущая удельная энергоемкость его; структурные факторы увеличения энергоемкости — непрерывно увеличивающееся производство черных и особенно цветных металлов, развитие различных видов химических производств, нефтепереработки и нефтехимии, целлюлозно-бумажной промышленности, индустрии холода, рост весьма энергоемкого транспорта (железнодорожного, водного, автомобильного и авиационного); стремительное внедрение энергопотребляющей техники в непроизводственную сферу и в быт — все эти факторы привели к быстрому росту производства и повсеместно опережающему росту спроса на энергию, и особенно на электроэнергию и жидкое топливо.

Среднегодовой темп мирового производства основных энер

гетических ресурсов составил в текущем столетии: в первые 40 лет — 2,4%, за следующие 19 лет — 3,9 и за последующие 15 лет — 5,2 %, т. е. темпы существенно ускорялись.

Указанный рост потребления энергии противоречил пространственному размещению ресурсов природных энергоносителей. Перевозка энергоносителей и передача энергии на большие расстояния требовали огромных материальных затрат. Существующая технология добычи, производства и потребления энергии имеет крайне низкий коэффициент полезного использования. Практически значительная часть добываемых энергоресурсов остается в местах добычи или пропадает в процессе переработки и использования. Интересы дальнейшего развития производства настоятельно ставили вопрос о революционном перевороте в самих основах энергетической базы. Нужны были источники энергии, делающие размещение производства независимым от местоположения природных энергоносителей; нужна была технология добычи энергетического сырья, производства электроэнергии и использования всех видов энергии, устранявшая значительную долю потерь, образующихся в современных условиях.

Новые требования к производству возникли со стороны субъективного фактора. Прогресс орудий труда — их быстродействие, работа на критических режимах, в экстремальных средах, нередко недоступных или смертельно опасных для человека, огромный поток информации, который необходимо перерабатывать для эффективного управления производственным процессом,— все это пришло в противоречие с психофизиологическими ограничениями, присущими человеку как субъекту.

Возникла неотложная необходимость в принципиально новых орудиях труда, которые решали бы усложняющиеся задачи развивающегося производства и управления им и одновременно устраняли бы ограничения, присущие человеку как основному субъекту материального производства.

Серьезные противоречия возникли и все более нарастали в связи с ограниченными возможностями природных материалов как по количественным запасам, доступности и масштабам их добычи, так и по их свойствам и техническим характеристикам, несоответствием последних быстрорастущим объемам и еще быстрее усложняющимся качественным характеристикам общественных потребностей в различного рода материалах.

В этих условиях исключительно важное значение приобрела задача создания материалов, обладающих заранее заданными свойствами, на основе использования доступных и практически неограниченных источников сырья и одновременно материалов, независящих от свойств природного сырья.

Стремительный рост объемов информации, необходимой для функционирования организации и управления современным производством, постепенное превращение информации в предмет и продукт труда сотен тысяч и миллионов работников, образо

вание «информационного барьера» пришли в противоречие с традиционной техникой для переработки информации. Так, возникла острая необходимость создания и внедрения принципиально новой техники для своевременного и достаточно эффективного сбора, обработки и передачи информации, для технического оснащения процессов организации и управления производством.

Важнейшим условием разрешения всех этих противоречий, возникших в недрах материального производства, явилась и является современная научно-техническая революция как закономерный результат прогресса науки, логики развития естественных наук, прогресса техники, а также и производства, которое создавало одновременно и стимулы прогресса научных исследований и техническую базу для этого прогресса.

Ряд элементов научно-технической революции прокладывает себе дорогу в рамках рассматриваемого (третьего) этапа развития крупного машинного производства. Это происходит не только путем внедрения принципиально новых технологических и других агрегатов, материалов и т. д., но и за счет оснащения традиционных механизмов принципиально новыми устройствами и узлами, модификации традиционных материалов всякого рода новыми присадками и примесями видоизменения структуры материалов, модернизации и рационализации технологических процессов. Оценить количественно первый путь внедрения по ряду линий можно, пользуясь прямыми отчетными данными. О масштабах внедрения новых устройств, узлов и элементов в традиционные средства производства можно судить лишь косвенно на основе данных о развитии соответствующих отраслей, производящих эти компоненты.

Оценка уровня и структуры сложившейся технологии современного материального производства — способа и последовательности преобразования исходного предмета труда в продукт труда — приводит к выводу о сравнительно большом ее консерватизме. Революционные сдвиги, связанные с возможностями научно-технической революции, значительно глубже проникли и проникают в орудия труда, чем в характер и структуру технологии производства. Неизмеримо возросшие единичные мощности технологических агрегатов, прогресс миниатюризации, использование все более мощных источников энергии — все эти реализуемые возможности научно-технической революции, безусловно, дают значительный эффект. Однако, как показывает анализ современного производства, эти весьма радикальные сдвиги во многих отраслях не меняют основ традиционной технологии.

Так, например, многократно возросшие единичные мощности турбин и генераторов и применение ядерного горючего не* вносят существенных изменений в сам технологический цикл преобразования первичных энергоносителей в электричество и не внесли радикальных изменений в КПД системы. Огромные

мощности доменных печей (превышающие 5 тыс. куб. м), кислородных конвертеров, электропечей и прокатных станов, так же как и многократное увеличение единичной мощности агрегатов нефтехимической и химической промышленности, не изменили принципиальные основы, так же как и весьма высокую энергоемкость металлургического, равно как нефтехимического и химического, производства. Сохранение ведущей роли металлов 1 для изготовления всех несущих конструкций большинства видов техники и технических сооружений обусловливает преобладание традиционных технологических процессов в машиностроении, самой крупной по удельному весу подсистеме современной промышленности.

Как правило, не могут коренным образом изменить содержание и структуру самой технологии такие высокоэффективные новинки научно-технической революции, как микропроцессоры, ЭВМ и мини-ЭВМ, хотя они и создают материальные возможности оптимизации технологии производства, режимов работы двигателей внутреннего сгорания, эксплуатации различных технических устройств, совершенствования процессов управления производством.

Индустриализация строительства оснащает механизмами процессы перемещения, переносит значительную часть промежуточных процессов в заводские условия, оставляя на строительной площадке преимущественно сборку и монтаж. Однако технологические основы функционирования строительной индустрии остаются неизменными.

Аналогичное положение и в сельском хозяйстве: селекция, химизация, механизация и электрификация, повышая (и значительно) эффективность традиционных технологических циклов, в основном не изменяют их содержания и структуры.

Можно ли рассматривать охарактеризованную ситуацию как свидетельство завершенности и незыблемости основ технологии современного материального производства?

Нам представляется, что даже исходя из уже известных в научной литературе направлений фундаментальных и частично прикладных исследований в области естественных наук можно прийти к заключению, что для такого утверждения нет достаточных оснований.

Для следующего — четвертого по нашей классификации — этапа, становление и развитие которого охватят, как нам представляется, 80-е годы и следующие за ними обозримые десятилетия, характерным станет неуклонное проникновение во все сферы производства — ив виде новых мощностей и технологий, и в виде модернизации действующих — возможностей и результатов научно-технической революции, постепенное приобретение ими все большего удельного веса. Думается, что процесс этот,

’ Во многом это связано с тем, что полимерные материалы пока еще не приобрели качеств, которые позволяли бы их использовать в качестве несущих конструкций.

 

даже если рассматривать его до такой вехи, как достижение примерно равного удельного веса «доэнтеэровской» техники и технологии с техникой и технологией, порожденными научно- технической революцией, окажется весьма долговременным. В немалой степени это обусловлено инерционными тенденциями, заложенными в современной экономике.

Очевидно, что дальнейший прогресс в создании и развитии материально-технической базы коммунизма, необходимый для ее поступательного роста и совершенствования материального производства на последовательных этапах развития коммунистической формации, прежде всего определяется дальнейшим движением научно-технической революции и теми новыми научными и техническими решениями, которые оно (движение) будет открывать производству.

В связи с этим мы попытаемся ниже дать характеристику содержания современной научно-технической революции, тенденций и этапов ее развития.

2. Научно-техническая революция —

содержание, тенденции

Созидательные и разрушительные возможности современной научно-технической революции охватывают практически все сферы человеческой жизнедеятельности, ее содержанию, возможностям, социально-экономическим последствиям посвящена обширная отечественная и зарубежная литература.

Атомное и термоядерное оружие, наличные запасы которого в состоянии уничтожить все живое на нашей планете, последнее «достижение» военно-промышленного комплекса США — нейтронная бомба, главное «преимущество» и «достоинство» которой заключается в том, что она будет уничтожать «только людей» и все живое и одновременно оставлять невредимым все «имущество» — здания и сооружения. Вот до чего бережливый «бэби», как именуют эту бомбу ее творцы и производители! Чудовищные, подлинно апокалипсические средства биологической и бактериологической войны вроде нервно-паралитического газа, запасы которого накапливаются в арсеналах США. Глобальное засорение биосферы планеты, ее водного и воздушного бассейнов, уже обсуждаемые в печати возможности ведения метеорологической войны. И наконец, открывающиеся совершенно фантастические возможности так называемой «генной инженерии», которая, как и все другие возможности научно- технической революции, таит в себе и величайшие блага, связанные с продлением жизни и улучшением жизнедеятельности людей, и столь же огромные нередко непредсказуемые опасности, связанные с вмешательством в генетический механизм живых существ.

Первоочередная задача всех живущих на земле — воздвигнуть плотины на пути этих и многих других опасностей и соз

дать каналы, по которым человечество сможет направить и плодотворно использовать созидательные силы и возможности научно-технической революции. В ‘связи с этим прежде всего попытаемся определить и сформулировать основные черты, характеризующие само содержание научно-технической революции.

К середине, и в особенности во второй половине, текущего столетия применительно к характеристике прогресса- техники и производства словосочетание «научно-технический прогресс» все чаще стало заменять бытовавший ранее термин «технический прогресс». До указанного периода технический прогресс, проявлявшийся в совершенствовании техники и технологии производства, и прогресс естественных наук, выражавшийся во все более глубоком познании и объяснении окружающего мира, его структуры и закономерностей процессов его развития, длительное время развивались параллельно, иногда пересекаясь и взаимодействуя, но органически они не были связаны. Во второй половине XX века и в последующие десятилетия процесс интеграции науки и техники, их активное взаимодействие значительно усилились. Весьма мрачным и прискорбным катализатором этого процесса — претворения научного открытия в техническое решение и последующей реализации его в опытном, а в дальнейшем в серийном и массовом производстве — явились вторая мировая война и вслед за ней гонка вооружений, которые сделали взаимосвязи цепочки наука — техника — производство, их ускоренное и целенаправленное движение вопросом жизни и смерти человечества.

В научный и практический оборот вошла категория «научно- технический прогресс», которая отражает новую активную роль науки, связанную с коренными изменениями в характере ее функций и самом содержании процессов как фундаментальных, так и прикладных научных исследований. Все они были вызваны тем комплексом явлений (и цепочки последствий, ими вызванных), которые В. И. Ленин назвал «революцией в естествознании». Она-то и оказалась исходной и важнейшей составляющей современной научно-технической революции.

Как известно, содержание этой категории в литературе не имеет однозначного определения.

Авторы—сторонники кратких эпитетов, выдвигают такие определения, как «эра (или век, эпоха) автоматизации», «век электроники», «век кибернетики» или «век ЭВМ», «век атома, полимеров» и т. п. Каждое из этих определений само по себе верно. Действительно начался долговременный период расцвета и стремительного внедрения во все сферы человеческой жизнедеятельности атома и полимеров, автоматики и кибернетики и т. д. Однако все они не охватывают содержания рассматриваемой категории, сосуществуя один возле другого. Перечисляя эти «эпитеты», мы касаемся только тех результатов, которые связаны с научно-технической революцией, проистекают из нее,

но это не помогает нам найти и определить те общие черты, которые характерны для всей их совокупности.

Ряд авторов акцентируют внимание на изменении взаимоотношений техники и производства с наукой и на изменении роли и значения науки. Академик Б. П. Кедров пишет, что сущность научно-технической революции можно правильно понять, только прослеживая ее направленность на полное разрушение былых барьеров,' разделявших между собой научное открытие (познание природы и ее законов), техническое изобретение (техническое освоение познанного наукой) и практическое внедрение достижений науки и техники в производство. В слитности всех этих трех моментов, в их единстве и состоит едва ли не самая главная особенность научной революции четвертого типа.

Нет сомнений, что изменение роли науки —одна из примечательнейших черт современной научно-технической революции. Однако остается неясным, каковы причины этой новой роли, какие процессы в самой науке и в функционировании и взаимодействии всех трех звеньев цепи (наука — техника — производство) происходят, почему и как изменяются роли этих «действующих лиц»?

Ответ на поставленные вопросы и приведет нас к определению сущности современной научно-технической революции, во многом определяемой логикой развития самих естественных наук, и прежде всего физики, химии и биологии. Именно она (логика развития) дала мощный импульс тем процессам, которые в сочетании с поступательными процессами развития крупного производства сформировали огромный по своему значению феномен — научно-техническую революцию.

С конца XIX и за истекшие десятилетия XX века в развитии естественных наук можно достаточно отчетливо различить два качественно различных этапа, они не поддаются точному датированию, сосуществуя в ряде случаев во времени. При этом полное развитие второго этапа отнюдь не означает исчерпание и прекращение первого. Суть этих этапов, на наш взгляд, следующая. Первый этап характеризуется научными открытиями, связанными с анализом и объяснением ряда явлений, имеющих место в окружающем нас мире. Фундаментальная наука в этот период не располагала сколько-нибудь мощной индустриальной базой, кроме, пожалуй, телескопов и микроскопов. Это объяснялось не столько отсутствием или очень незначительными масштабами, как абсолютными, так и относительными, государственного финансирования науки, сколько тем, что открытия на первом этапе носили в большой мере характер гениальных умозаключений, гипотез, теоретических построений. Они заключали в себе основы будущих научно-технических переворотов, но сами по себе являлись в значительной мере продуктом «чистого разума», подкрепленного мизерной, по нашим нынешним масштабам, экспериментальной базой.

Специальная и общая теория относительности А. Эйнштейна

и квантовая механика сыграли ключевую роль в переходе от классической к новой, так называемой релятивистской физике. В них заключались потенциальные основы использования атомной энергии и атомной энергетики и еще более далекие горизонты использования энергии ядра; основы электроники со всем многообразием ее производных.

В начале 60-х годов прошлого века русский ученый А. М. Бутлеров раскрыл архитектурный план органических молекул, разработал теорию, показывающую связь свойств вещества с пространственным расположением атомов в молекулах. Этим были заложены основы будущего органического синтеза и создания полимерных материалов. Такую же революционную роль сыграла периодическая система элементов, созданная Д. И. Менделеевым. Однако и эти величайшие по своему значению открытия были сделаны в основном, как говорили о Ле Веррье, открывшем на основе чистых вычислений ранее никем не виденную планету солнечной системы, «на кончике пера». Опытно-экспериментальная «база» ученых-химиков того времени заключалась в основном в микроскопах, мощности которых, в современном понимании, были очень малы.

Большой вклад в понимание и объяснение основ жизнедеятельности живых существ был внесен учеными биологами и физиологами — Ч. Дарвином, И. М. Сеченовым, И. П. Павловым и другими.

А дальше формируется следующий — второй этап развития естественных наук. Анализ, понимание и объяснение явлений окружающего мира влекут за собой поиск причин, обусловливающих эти явления. Уяснение причин требует экспериментальной проверки научных гипотез, попыток искусственно «создать причины» и получить ожидаемые следствия. Но для этого уже необходимы трансформация научных открытий в технические решения, дальнейшее углубление на этой основе самих открытий и реализация этих решений вначале в экспериментальном производстве — переход к синтезу. В результате многие экспериментальные устройства становятся прототипами технологических агрегатов, а научные учреждения — производителями первых серий новой продукции.

Чем шире раздвигается горизонт научных разработок, тем чаще наука оказывается первым и ведущим звеном в движении названной «триады» наука — техника — производство.

Следовательно, первоосновой содержания научно-технической революции является переход науки во второй этап ее развития, переход, потребовавший кардинальных сдвигов в создании материально-технической базы научных исследований. Промышленность к этому времени была в состоянии оснащать сферу научных исследований соответствующей опытно-экспериментальной техникой.

Так XX век демонстрировал жизненность мыслей К. Маркса, приведенных в начале этой главы, о том, что человечество ставит перед собой всегда разрешимые задачи. Та

кова первопричина изменения роли науки, определившая главное содержание современной научно-технической революции в науке, технике и в производстве, реализующем на практике комплекс научных открытий и технических решений, — переход от анализа и объяснения явлений и процессов, происходящих в окружающем нас мире, к синтезу и управлению — к активному направленному воздействию на эти процессы. Это в равной мере характеризует суть процессов, происходящих в физике, химии и биологии.

От формулы А. Эйнштейна, определяющей взаимозависимости энергии, массы и скорости, к управлению реакциями распада и синтеза ядер тяжелых и легких элементов, к превращению энергии распада и синтеза в крупнейший ресурс для производства электрической и тепловой энергии. От анализа структуры веществ к управлению этой структурой. От теории квантовой механики к квантовым генераторам света и огромному, поистине неисчерпаемому спектру направлений и отраслей современной электроники.

От теоретических положений о взаимозависимости между пространственным расположением атомов в молекуле и свойствами веществ к органическому (а теперь и к неорганическому) синтезу новых модекул и полимерных материалов, т. е. веществ с заранее заданными управляемыми свойствами.

От теорий о происхождении и характере процессов органической жизни к синтезу гемоглобина, созданию стимуляторов роста, к направленному воздействию на процессы органической жизни и к еще более фантастическим решениям, связанным с «генной инженерией» — управлением определенными элементами наследственности, и т. д.

От теорий автоматического управления, теоретических построений кибернетики в большой мере на базе использования возможностей электроники к массовому производству и внедрению кибернетической техники, сложнейших и многозвенных систем автоматического управления — моделирующих, счетнорешающих и управляющих компьютеров, ЭВМ, микро-ЭВМ и микропроцессоров.

Совершенно очевидно (подробно мы будем об этом говорить в последующем изложении), что все эти процессы создавали и создают условия для продвижения человечества в «царство свободы» ’, о котором писал Ф. Энгельс, освобождения жизнедеятельности людей и общества от ряда ограничений и для коренных сдвигов в характере и содержании труда.

При всем многообразии процессов, в которых материализуется научно-техническая революция, все они имеют общие черты, определяющие ход становления и развития и сущность этой революции.

Можно сказать, что революция в естественных науках вы

звала революционные по значению перевороты в технике и производстве, а результаты этих переворотов, в свою очередь, превращаясь в мощные инструменты современной науки, стимулируют и ускоряют процессы революции в естественных науках.

Следовательно, характеризуя сущность современной научно- технической революции, мы вправе утверждать, что она создает условия для коренного изменения взаимоотношений человека с окружающим его миром. Продолжая бесконечный процесс познания и анализа структуры материи, человечество поднимается на более высокую ступень, где качественно новое заключено в переходе от анализа к синтезу, от объяснения к управлению. Все это сопровождается огромным ростом производительности и коренным изменением содержания и характера труда, а также функций, выполняемых человеком в процессе общественного производства, и, что весьма важно, изменением характера пространственно-временных связей между людьми и окружающей их средой.

Этот переход и знаменует научно-техническую революцию в действии.

Перечисленные характеристики материально-технического содержания современной научно-технической революции и связанные с ними коренные изменения взаимоотношений человека с окружающим его миром определяют социальную характеристику этой революции. Она не только изменяет технику и технологию, но и радикально трансформирует роль человека и роль самой науки в системе производительных сил.

В отличие от всех предшествующих технических и промышленных переворотов, умножавших только физические возможности человека как субъекта производственного процесса, современная научно-техническая революция создает предпосылки для радикального по масштабам и качественному значению усиления интеллектуальных возможностей человека. Эта особенность научно-технической революции оказывается-, в свою очередь, мощным ускорителем и стимулятором ее собственного развития. От непосредственного участия в производственном цикле человек все более переключается на управление всем процессом производства — на его подготовку, проектирование, программирование и поддержание функционирования на заданных параметрах.

Вместе с тем научно-техническая революция оказывает огромное влияние на духовную, эмоциональную и другие стороны жизни людей. В их интеллектуальной жизни неизмеримо возрастают объем и диапазон получаемой информации, современные средства транспорта и связи необычайно увеличивают возможности участия человека в самых разнообразных, разноместных и разновременных событиях, коренным образом меняется содержание привычных комплексов предметов потребления и услуг, изменяется сам характер человеческих потребностей и т. п.

 

Все эти изменения характеризуются необычайным динамизмом. На протяжении жизни одного поколения происходит неоднократная смена многих важнейших компонентов, определяющих образ и уровень жизни людей.

Таким образом, научно-техническая революция формирует материальные предпосылки для такого развития производительных сил, такого роста научно-технического и духовного потенциала общества, такого развития объективных предпосылок прогресса производства и прогресса субъективного фактора — общественного работника, которые позволяют ставить и решать основные социально-экономические задачи коммунистического способа производства. Использование возможностей научно-тех- нической революции создает условия для построения в исторически короткие сроки материально-технической базы социализма и успешного строительства материально-технической базы коммунизма.

Важной чертой научно-технической революции является коренное изменение содержания, роли и места самой науки и научно-исследовательской деятельности. Научная революция сливается с технической при опережающем развитии и ведущей роли науки. Последняя начинает играть главенствующую роль в комплексе наука—техника — производство. Происходит превращение науки в непосредственную производительную силу, повышение «наукоемкости» производства. Вместе с тем наука и научно-исследовательская деятельность, которые поглощают все большие людские и материальные ресурсы, превращаются в мощное, растущее опережающими темпами самостоятельное звено общественного производства.

В значительной степени определяющей чертой, а во многом и предпосылкой современной научно-технической революции является то, что основные закономерности строения, преобразования и развития вещества, возникновения и течения реакций, взаимосвязи структуры вещества и его физических, химических или иных свойств получают все более точную количественную оценку и меру.

Исключительно важной предпосылкой революции в естествознании явилось также вторжение математики и математических методов во все области естественных наук. На математике стали базироваться формулировки важнейших закономерностей физики, химии, биологии, она все больше стала использоваться и в общественных науках. Процесс «математизации» всех наук имеет свои глубокие истоки в основных тенденциях развития науки и одновременно является мощным катализатором этого развития.

Мы уже отмечали ранее, что одной из определяющих черт современной научно-технической революции является переход от качественного анализа к количественно-определенному воздействию, синтезу и управлению процессами. А для того чтобы управлять процессом, воспроизводить его, создавать вещества

или менять их структуру и свойства, необходимо определить количественные пропорции реальных структур, количественные параметры процессов, найти количественно-определенные связи между характеристиками структуры веществ и процессов и их свойствами и результатами, что невозможно без использования математики. Необходимость использования все более сложного математического аппарата связана также с появлением нередко несовместимых с обычными представлениями объектов научных исследований.

Таково, на наш взгляд, содержание научно-технической революции и комплекса процессов, ее формирующих и ею порождаемых.

Огромное социальное значение современной научно-технической революции состоит в том, что она знаменует по сути дела новую эпоху развития материальных производительных сил, создающую основу для становления и поступательного развития материально-технической базы коммунистической формации, основу постепенного решения важнейшей социальной задачи— коренного изменения содержания и характера труда людей в процессе общественного производства, создания условий социальной однородности труда и вместе с тем условий для небывалого расцвета физических, интеллектуальных и духовных потенций человека.

Применительно к процессу строительства и дальнейшего развития материально-технической базы коммунизма важнейшее значение приобретает прежде всего воздействие, которое научно-техническая революция оказывает на состояние и развитие основных функциональных элементов общественного производства и соответственно на его способности решать текущие и долговременные задачи строительства коммунистической формации.

Прежде чем перейти к характеристике этого воздействия, представляется необходимым конспективно осветить вопрос о взаимоотношениях категорий «научно-технический прогресс» и «научно-техническая революция». Поскольку нам уже приходилось отвечать на этот вопрос, мы полагаем необходимым отметить, что более широким, объемлющим понятием является научно-технический прогресс. Научно-техническая революция — это одна из стадий (особая форма протекания) осуществления и развития научно-технического прогресса, для которой характерны ускоренные, весьма радикальные сдвиги качественного характера, в корне изменяющие прежние тенденции и закономерности и поэтому имеющие право рассматриваться как революция в науке и технике, а вслед за ними и в производстве. В ней переплетаются огромные научно-технические возможности, несущие подлинно революционный переворот во все элементы современного производства и вызывающие коренные изменения в характере труда и во взаимоотношениях людей в процессе производства, в духовной жизни общества.

3. Научно-техническая революция и направления развития функциональных элементов материального производства

Под влиянием научно-технической революции происходят всестороннее развитие, видоизменение и совершенствование традиционных составляющих средств производства и обособление все новых функциональных элементов, которые их формируют. Происходит процесс становления нового этапа развития крупного машинного производства, этапа, тесно связанного с возникновением и развитием этой революции.

Наряду с весьма радикальными изменениями, которые претерпевают под влиянием научно-технической революции традиционные орудия и предметы труда (включая средства транспорта и связи), вторую половину XX столетия характеризуют повышение роли и все более рельефное обособление таких функциональных элементов средств производства, как энергия, информация, технология, а также техника научных исследований. Целенаправленное строительство материально-технической базы, реализация стоящих перед ней задач требуют всестороннего исследования и оценки этих тенденций.

Орудия труда. Первостепенное значение в материально- технической базе коммунистической формации с точки зрения решения основных перспективных социально-экономических и производственно-технических задач имеют орудия труда.

Мы уже охарактеризовали ранее те тенденции в развитии орудий труда, которые связаны со сдвигами в отраслевой структуре производства. Одно из важнейших направлений научно- технической революции, определяющих характер и облик принципиально новых орудий труда и коренное совершенствование традиционных, — автоматизация производства.

Мы говорим о воздействии автоматизации на новые и традиционные орудия труда, поскольку, как нам представляется, автоматизация сама по себе не является созданием каких-то новых орудий труда, по-иному воздействующих на предметы труда. Автоматизация — это создание и использование технических устройств для применения принципиально новых методов управления орудиями труда, производственными процессами и целыми производствами, исключая человека из процесса непосредственного управления техникой, обладая иммунностью к экстремальным условиям производства, в которых человек не мог бы действовать, значительно превосходя возможности человека по быстроте действия, грузоподъемности, учету и реагированию на влияние многих переменных величин и т. д., автоматизация позволяет создавать такие виды орудий труда, которые несовместимы с возможностями человека как управляющего субъекта. В этом, так же как и в коренном изменении характера и содержания труда работника, участвующего в автоматизированном процессе производства или обслуживающего

полностью автоматический процесс, выражена революционизирующая роль автоматизации в технико-экономическом и социальном плане. Однако нужно помнить, что автоматизация сама по себе является лишь очень важным дополнительным звеном, оснащающим орудия труда.

Таково же взаимоотношение автоматизации и с технологией. Автоматизация, не являясь технологией и не заменяя ее, значительно расширяет возможности, количество степеней свободы, которыми можно располагать, проектируя, внедряя и используя новую технологию.

Автоматизация проходит в своем развитии ряд стадий, различных как по своему техническому и организационному уровню, так и по социально-экономическому воздействию на характер и содержание производства и труда.

К числу ранних стадий относится автоматизация поступления информации о состоянии и об изменениях параметров производственных процессов. Службы КИП (контрольно-измери- тельных приборов), обеспечивающие наглядную характеристику многочисленных переменных параметров работы технологических агрегатов, уже в 30-е годы XX века функционировали в непрерывных производствах агрегатного типа — на металлургических, нефтеперерабатывающих и химических заводах.

С точки зрения содержания и характера труда эта стадия, значительно повышая техническую и экономическую эффективность общественного производства, освобождая работника от непосредственного снятия показателей контрольно-измеритель- ных приборов, сохраняла за ним функции анализа соответствующих показателей, принятия необходимых решений и осуществления управляющих действий.

Следующая стадия связана с появлением и внедрением автоматического управляющего устройства к станкам и другим видам технологического оборудования. Вначале они действовали по жесткой программе без обратной связи (эта функция сохранялась за человеком-работником). Применение их давало (и во многих отраслях даёт и сейчас) возможность оператору обслужить несколько агрегатов, следя за всеми условиями производственного процесса, выявляя и устраняя помехи и контролируя параметры работы оборудования. На этой стадии оператор, реализуя функции обратной связи, продолжал непосредственно управлять работой агрегатов.

Дальнейший прогресс автоматизации, обусловленный внедрением электроники, связан с появлением автоматических управляющих устройств, работающих по принципу «замкнутой цепи», т. е. обратной связи. На этой стадии за оператором остаются функции контроля за поддержанием дееспособности машин, но от функции непосредственного управления оборудованием он уже освобождается.

Параллельно этому процессу, затрагивающему непосредственно основные технологические агрегаты и работников, их об

служивающих, процесс автоматизации распространяется и на комплекс вспомогательных процессов — прежде всего перемещения и транспортировки предметов, орудий и продуктов труда и технического контроля за состоянием предметов труда, инструментов и оборудования. В этот комплекс вписывается создание, внедрение и развитие промышленных манипуляторов (роботов). Такое расширение сферы автоматизации имеет исключительно важное значение, являясь исходным звеном перехода от автоматического управления отдельными агрегатами к созданию автоматических линий (то есть к комплексной автоматизации производства) и одновременно позволяющее резко сократить трудоемкость производства за счет освобождения значительного числа вспомогательных рабочих, занятых ручным трудом. Особо важное социально-экономическое значение имеет здесь то обстоятельство, что создание автоматических линий дает возможность ликвидировать наиболее неквалифицированные монотонные (включая работы сборочного типа), большей частью ручные работы, наименее приемлемые для современных работников, а также автоматизировать процессы, осуществление которых исключает возможность присутствия человека.

Из рассмотрения стадий автоматизации совершенно очевидно, что этот процесс всегда связан с осуществлением автоматического управления различными по назначению машинными устройствами. Отсюда следует, что непременной предпосылкой автоматизации является комплексная механизация производства, охватывающая как основные, так и вспомогательные процессы. На усиление автоматизации как катализатора процессов комплексной механизации нацеливает курс, намеченный XXVI съездом КПСС.

Дальнейший прогресс автоматизации в его обозримой перспективе связан, как нам представляется, в основном с тремя направлениями.

Первое — совершенствование на базе неуклонно прогрессирующей электроники и микропроцессоров техники обратной связи. Речь идет об адаптивных автоматах, об усложнении программных и следящих устройств и связей между ними, об использовании многообразной современной техники получения, распознания, обработки и использования информации, т. е. о технике так называемого «очувствления» автоматических устройств, позволяющей им проверять состояние производственной среды, адаптироваться к реальному ее состоянию, проверять параметры производственных процессов, предметов труда и рабочих инструментов и заменять их по мере надобности, о технике сервомеханизмов, датчиков и все более многообразных управляющих устройств и систем. Социально-экономический смысл этого направления заключается в увеличении возможностей для автоматов выполнять многие процессы, ранее доступные только человеку, и, следовательно, освобождении от них человека-работника.

 

Развитие этого направления снимает ряд важных ограничений на пути автоматизации — автоматы обретают возможность функционирования в производственной среде и при условии наличия ряда неопределенностей.

Второе — создание средств гибкой автоматизации, способных адаптироваться к ускоряющейся в связи с научно-техническим прогрессом смене орудий, предметов и продуктов труда, т. е. сложной автоматической техники с числовым программным управлением (ЧПУ), позволяющей использовать ее для обработки при производстве меняющихся изделий. Это направление имеет первостепенное экономическое значение, поскольку оно решает сразу две проблемы, сочетая систематическое усложнение и специализацию технических средств со все более частой сменой типов и моделей изготовляемой продукции (одну из коренных и объективно наиболее противоречивых экономических особенностей научно-технического прогресса), т. е. усиливает гибкость автоматизации и производства в целом, создает предпосылки роста его эффективности в условиях все убыстряющегося изменения производства и меняющихся потребностей, которые оно призвано удовлетворять.

Развитием этих тенденций, уже реализуемых в производстве, является создание и быстрое внедрение так называемых «обрабатывающих центров» с ЧПУ, многофункциональных технических систем, особо приспособленных для средне- и мелкосерийного .и единичного производства, осуществляющих автоматическое перемещение предметов труда, приведение в действие рабочих инструментов и замену их при износе и выполнение технологических и контрольных операций. Сложные электронные управляющие устройства находятся вне автоматической системы и соединяются с ней специальной техникой связи.

Третье видимое (и имеющее, пожалуй, наибольшее принципиальное социально-экономическое значение) направление автоматизации, вернее, направление, связанное с возможностями автоматической техники, с прогрессом электроники, касается моделирования и оптимизации производственных процессов на всех уровнях производственной иерархии. Это направление выходит за рамки совершенствования только орудий труда, коренным образом изменяя и совершенствуя технологию и организацию производства. Создание и использование моделирующих и аналоговых компьютеров и развитие комплекса научных дисциплин, связанных с программированием, анализом операций, теорией игр и т. п., теорией систем и системотехникой и вообще с прикладной математикой, вызвали к жизни новый мощный фактор повышения производительности общественного труда — разработку оптимальных вариантов технологии и организации производства и управление производством на этих оптимальных режимах.

Рассматриваемое направление имеет и крупнейшее социальное значение, поскольку оно открывает путь к решению важ

нейших задач коммунистического строительства. Здесь речь идет о тенденциях, связанных с выполнением автоматической техникой процессов, ранее целиком осуществляемых работниками умственного труда. Развитие этой тенденции дает значительное качественное повышение уровня эффективности этих процессов. Важной качественной и вместе с тем социальной характеристикой тенденции является также внедрение непосредственно в процессы умственного труда сложной автоматической техники. В этом одно из условий реализации и вместе с тем наглядное проявление важнейшего положения, зафиксированного в Программе Коммунистической партии, о тенденциях развития производства в коммунистической формации — о сочетании умственного и физического труда в производственной деятельности людей.

Прогресс материально-технической базы социализма, и прежде всего технологии, техники и организации социалистического производства, неразрывно связан с движением по изложенным выше магистральным направлениям автоматизации; они оказывают решающее воздействие на формирование, по сути дела, нового, более высокого этапа развития крупного машинного производства, нового характера и содержания процессов труда.

Автоматическая система машин. Исходя из нынешнего уровня автоматизации производства, практики использования в производстве ЭВМ можно представить следующую общую структуру орудий труда автоматизированного производства как для отраслей с производством непрерывного типа, так и для отраслей с дискретным типом производства продукции, характерным для отраслей машиностроения. Очевидно, эта система машин будет состоять из следующих звеньев.

Первое — автоматические и автоматизированные рабочие машины, оснащенные устройствами обратной связи. Второе — машины кибернетические, информационные, как правило, электронные моделирующего, счетно-решающего и управляющего типа. Они осуществляют плановые, технологические и оптимизационные расчеты, определяют оптимальные режимы и уело-’ вия работы производства в целом и отдельных агрегатов и машин, а также выдают корректирующие и управляющие решения и команды. Третье — система сервомеханизмов —устройств, передающих управляющие, а также корректирующие импульсы на рабочие машины по принципу обратной связи.

Первое звено охарактеризованной системы должно быть представлено всеми видами технологического оборудования, включая технику для вспомогательных процессов — транспортировки, перемещения, технического контроля, упаковки и складирования, для самых разнообразных отраслей производства. Второе и третье звенья будут служить необъятным полем плодотворной стандартизации, унификации и нормализации как кибернетических систем, так и систем сервомеханизмов.

 

Моделирующие и управляющие устройства и сервомеханизмы, осуществляющие функции обратной связи, можно рассматривать как передаточные устройства эпохи автоматизации. Создание и тем более функционирование этих двух звеньев в современных условиях проходят начальную стадию становления. Пока еще имеющиеся в эксплуатации АСУ, как правило, не управляют, а осуществляют лишь электронную обработку информации. Для того чтобы они действительно выполняли управляющие функции, необходима дальнейшая большая и кропотливая, специфическая для каждой отрасли производства совместная работа ученых, технологов и экономистов.

Еще одно важное изменение характера и структуры орудий труда связано с развитием кибернетической техники. ЭВМ, а теперь во все больших масштабах мини-ЭВМ и микропроцессоры выполняют многообразные функции. Встроенные в технологические системы машин вплоть до отдельных станков, а также в индивидуальные транспортные средства, они обеспечивают автоматизацию и значительное совершенствование всего цикла работ производственных и транспортных систем.

ЭВМ и микропроцессоры внедряются в традиционные сферы умственного труда, неизмеримо повышая его эффективность и в корне меняя функции работников.

Велико социально-экономическое значение рассматриваемого комплекса машин. Они радикально меняют структуру занятых как в производственных, так и в управляющих звеньях. И здесь функции работников качественно меняются, концентрируясь на программировании работы ЭВМ и поддержании этой техники в рабочем состоянии. ЭВМ и их использование создают уже упоминавшийся выше новый, исключительно мощный фактор роста производительности — экономии живого и (в большей мере) овеществленного труда: оптимизацию производственных процессов и управление работой производственных систем на оптимуме. В результате этого происходит формирование значительно более высокого качественного уровня продуктивности и производительности труда во всем общественном производстве. Кибернетическая техника — один из существенных факторов организации производства и труда на более высоком уровне, важное условие повышения эффективности производства.

Создание систем машин (орудий труда), реализующих открываемые научно-технической революцией новые возможности, адекватные материально-технической базе коммунистической формации, должно отвечать требованиям системного подхода с учетом следующих аспектов. Во-первых, проектирование каждого вида техники должно быть подчинено обеспечению технологичности самого процесса производства этой техники, высокой номинальной производительности агрегата и обеспечению эффективной, экономичной эксплуатации его и ремонтоспо- собности. Во-вторых, обеспечению не только заданного уровня механизации отдельных процессов, но и комплексного техничес

кого оснащения производства в целом. Иными словами, проектированию и изготовлению подлежат, как правило, комплексные системы машин для каждой отрасли. В-третьих, проектирование и изготовление новой техники должны базироваться на учете возможности модернизации аналогичной техники, как находящейся в эксплуатации, так и будущей.

Системный подход к созданию всех видов техники — это анализ технических устройств в функциональном плане, выявление функциональной и конструкционной общности, подобия узлов самых различн

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Архив статей

^